Автор цикла Татьяна Бородина
Фотографии Татьяны Бородиной, http://tbphotoart.com

Эту Прогулку вы можете совершить в сопровождении нашего гида. Присылайте заявку, и мы организуем тур в удобное для вас время. Возможно, вас заинтересуют другие туры – читайте-выбирайте.

Эта статья доступна в полном объеме только членам клуба «Elegant New YorkTours». «Прогулки по Нью-Йорку» в течении четырех лет были полностью открыты для широкой публики. С ноября 2015 года, часть материалов в журнале, и в частности, 20 из 50-ти Прогулок по Нью-Йорку, перестали быть доступны в полном объеме, но остались такими же познавательными и интересными.

В полном объеме Прогулки доступны всем членам клуба «Elegant New YorkTours». Стать членом клуба очень просто, – нужно совершите с нашим гидом хотя бы одну 3-х часовую экскурсию! В дальнейшем, если вы или ваши близкие станут нашим постоянными клиентами, вы получаете значительные скидки на туристические и информационные услуги и другие приятные мелочи.

 

Предыдущая прогулка см.: Прогулки по Нью-Йорку 24. The Great White Way

Вдоль 42-стрит – от Брайант-парк до ООН

[quote style=”boxed”]В одном квартале от Таймс-сквер по 42-стрит находится Брайант-парк. Название парк получил в 1884 году в честь поэта, журналиста и главного редактора газеты New York Post Уильяма Каллена Брайанта, который отдал немало сил озеленению Нью-Йорка и был одним из главных инициаторов создания Центрального парка.[/quote]

 

[al2fb_like_button]

Исторически это место известно тем, что здесь в 1853 году был построен знаменитый Хрустальный дворец (New York Crystal Palace Exposition), в котором, как и в его лондонском предшественнике, проводились выставки инженерного искусства. Самая знаменитая за годы его существования демонстрация достижений научно-технической мысли проходила в 1854 году, когда инженер  Elisha Otis испытывал тормоза своего пассажирского лифта. Но несмотря на то, что Хрустальный Дворец был сделан из чугуна и стекла, он недолго украшал 42-стрит.  Пожар, случившийся в нем в октябре 1858 года, полностью уничтожил архитектурное чудо середины 19 века. На его месте позднее и был разбит Брайант-парк.

В период упадка района, вплоть до 80-х прошлого столетия, парк был известен под именем “Шприцевый парк” (Needle Park), потому что здесь всегда можно было купить любые наркотики, не исключая героин. Когда при мэре Джулиани началась интенсивная очистка города от криминала и искоренение порочных привычек, парк вновь обрел свое респектабельное лицо. Теперь он один из самых красивых и уютных в городе. В теплые дни все рассеянные по аллеям стулья заняты прохожими и вышедшими на ланч сотрудниками близлежащих офисных зданий. В парке доступен бесплатный Wi-Fi, что для многих значительно повышает его привлекательность.

American Radiator Building, 40 West 40th Street

В парке находится несколько уютных кафе. Летом на центральной лужайке устраивают концерты и показы киноклассики, зимой заливают каток, а в предпраздничные дни разбивают городок мини-магазинов, торгующих дизайнерскими, очень симпатичными и нестандартными товарами, такими как  оригинальная бижутерия, стекло, керамика, картины, фотографии и многое другое.

В сумерки, когда в зданиях только-только включают свет, из Брайант-парка открывается один из самых романтичных нью-йоркских видов: кольцо темных башен-домов с яркими огоньками окон, мерцающих сквозь ветви старых деревьев.

Окружающие парк дома интересны, как коллекция зданий различных архитектурных эпох Нью-Йорка.

Радиатор-билдинг (American Radiator Building)

***

W.R.Grace Building 

***

W.R.Grace Building and Bank of America Tower

Bank of America Tower

***

Башня Банка Америки 

***

Полюбовавшись на окружающие дома сидя на лавочке в Брайант-парке, продолжим нашу прогулку. Выйдя по 42-стрит на 5-авеню, заглянем в Нью-Йоркскую центральную публичную библиотеку. С фасада библиотека выглядит весьма представительно  – с широкой лестницей, террасой и колонами, она напоминает дворец или, по  крайней мере, городской музей. Символами здания, сооруженного архитектурным бюро Каррера и Гастингса в 1902-1911 годах по ренессансным образцам, служат два каменных льва у входа, имя которым во времена Великой депрессии дал тогдашний мэр Нью-Йорка  Фьорелло Ла Гуардиа: зовутся они Терпение и Сила Духа.

Нью-Йоркская Центральная Публичная библиотека

[quote style=”boxed”]Обязательно зайдите внутрь библиотеки. Здесь на втором  этаже постоянно проходят любопытные выставки – фолиантов, автографов, старинных карт и тому подобных сокровищ. А на третьем – читальные залы библиотеки. Они относятся к сооружениям, делающим этот город  необыкновенным и величественным: длинные столы с зелеными лампами, книжные полки от пола до потолка и высокие окна, выходящие на Брайант-парк и придающие залам особый камерный уют.  Зайдя в них, так легко представить себе, как работали здесь Норман Мейлер, Томас Вулф, Лев Троцкий, Исаак Башевис Зингер, Джон Апдайк и десятки других писателей, журналистов, поэтов, историков и философов, живших в свое время в Нью-Йорке.[/quote]

Одна из приятных особенностей библиотеки состоит в том, что она – в точном соответствии со своим названием – публичная, т.е.общедоступная. Охрана на входе проверит сумку, после чего вы без всякой записи, регистрации, предъявления фотографии, паспорта, диплома или чего бы то ни было еще получаете полный и мгновенный доступ ко всем колоссальным архивам, будь-то главный фонд или фонды специальных кабинетов, в том числе и русского. Все запросы обрабатываются не более чем за двадцать минут, а все каталоги есть в компьютере и доступны и по локальной сети, и через интернет.

В библиотеке можно провести немало времени, но 42-стрит ждет нас, чтобы продолжить свой рассказ об истории и архитектуре Нью-Йорка. Пройдя несколько кварталов от 5-авеню до Парк-авеню, остановимся у  Гранд-централа, что по-русски звучит как Центральный вокзал, хотя для меня это здание так и не стало ассоциироваться с вокзальной атмосферой.

Центральный железнодорожный вокзал (Grand Central Station) был построен архитектурным бюро Уоррена и Уэтмора в 1903-1913 годах. Гранд-централ огромен: поезда прибывают на 67 путей, пассажиры спешат по 44 платформам, пролеты центрального, Вандербильтова, зала вздымаются на 38-метровую высоту и украшены золотыми мозаиками созвездий.

У подножья фасада здания на уровне автомобильной эстакады, построенной в 1928 году, стоит статуя Корнелиуса Вандербильта – самого богатого человека 19 столетия, железнодорожного магната, чьими силами была создана самая большая транспортная сеть США и возведен первый Гранд-централ на 42-стрит в 1871 году. (Рассказ о его жизни читайте в следующем выпуске «Прогулок по Нью-Йорку».)

морепродуктов. Все здесь удобно, продумано и даже роскошно. Вот только в наши дни с центрального вокзала можно уехать лишь в пригороды Нью-Йорка, хотя пассажирооборот все еще остается очень высоким.

***

Можно не сомневаться, что на протяжении всего пути от Брайант-парка до Гранд-централа Chrysler Building притягивал к себе ваше внимание. А как же иначе, ведь это самый красивый небоскреб Нью-Йорка по мнению большинства экспертов и простых горожан. Но кроме того, он еще и секс-символ города. Почему? А вы внимательней взгляните на него, и вопросы отпадут сами собой.

Пока не достроены новые башни Всемирного Торгового Центра, Chrysler Building остается вторым по популярности небоскребом Нью-Йорка после Empire State Building.

 

Chrysler Building был построен 1930 году и в течение 11 месяцев  считался самым высоким зданием в мире. 

***

Небоскреб Крайслер был создан архитектором Вильямом ван Аленом по заказу Вальтера Крайслера, владельца и главы автомобильной компании, и считается одним из лучших нью-йоркских образцов стиля ар-деко . Интересно, что бизнесмен оплатил строительство лично, а не от лица автомобильной корпорации. Поэтому здание никогда не принадлежало компании, хотя и было её штаб-квартирой до середины 50-х. Но времена меняются, и теперь здание на 90 процентов принадлежит арабской инвестиционной компании Abu Dhabi Investment Council.

История строительства Крайслера весьма символична для конца 20-х годов прошлого века.

***

Дейли-Ньюс Билдинг 

***

Зимний сад в холле Ford Foundation Building

В близлежащих кварталах можно увидеть еще немало любопытных домов, поэтому не расслабляйтесь и глядите по сторонам, а если увидели что-то интересное, попытайтесь зайти внутрь и осмотреть холл. Как правило, он того стоит, даже если строгий портье скажет вам, что дальше можно пройти только по пропускам. Оглядитесь вокруг, извинитесь и спокойно покиньте здание – впечатление вы уже получили.

Есть еще несколько зданий на 42-стрит, на которые хотелось бы обратить особое внимание.

На углу Второй авеню стоит относительно невысокое 12-этажное кубическое здание из темного стекла. В нем сплошные пилоны и стеклянные стены-окна не вырастают из нижних  этажей, а наоборот – упираются в них. Это штаб-квартира фонда Форда (Ford Foundation Building, 1968). Такой дизайн оказался  в свое время открытием в деловом строительстве. Архитектор Кевин Рош первым придумал навесить офисы с прозрачными стенами по двум сторонам здания, а все остальное место отдать внутреннему зимнему саду, поднимающемуся без перекрытий на высоту всех двенадцати этажей. Обязательно войдите вовнутрь и посидите в этом саду – непрошеные визитеры-туристы  здесь даже приветствуются – место открыто для публики.

Тюдор-сити

При выходе из зимнего сада трудно не заметить лестницу, поднимающуюся  вдоль отвесной стены – обязательно воспользуйтесь ею, и вы попадете в еще одно интересное место. Это Тьюдор плайс или как иначе его называют Тюдор-сити (Tudor City)

***

И наконец, Ассамблея Организации Объединенных Наций.  Описание этого комплекса – дело долгое и кропотливое. Очень интересно и подробно о нем рассказано на сайте Onliner. Приведем несколько выдержек из статьи. Более полно можно прочесть: http://realt.onliner.by/2011/09/09/darriuss

«В 1947 году большая часть относительно цивилизованного мира еще лежала в руинах, приходя в себя после окончания Второй мировой войны. Именно в это время в Нью-Йорке, на Манхэттене, началось строительство комплекса, который должен был во всех смыслах стать символом новой эпохи.

После образования во второй половине 1945 года Организации Объединенных Наций естественным образом встал вопрос о месте размещения ее руководящих органов. Процесс его решения занял около полутора лет и показал, что нации совсем не такие объединенные, как им хотелось казаться. Была перебрана масса разнообразных вариантов, вплоть до острова на американо-канадской границе около Ниагарского водопада.

Но в конце концов победила алчность нарождающейся международной бюрократии.  Американский миллиардер Джон Д. Рокфеллер предложил ООН подарить ей под штаб-квартиру немаленький участок земли в центре Нью-Йорка, и живописная Ниагара была тут же забыта. Рокфеллер купил этот кусок Манхэттена площадью в 17 акров (690 соток), заплатив за участок 8,5 млн долларов, у крупнейшего тогдашнего местного девелопера Уильяма Зекендорфа.

Концептуальным решением руководства Объединенных Наций был отказ от международного конкурса на создание нового административного комплекса. В духе романтических представлений о мире без войн, еще не разрушенных набиравшей отрицательную температуру холодной войной, вместо творческого соревнования была образована интернациональная группа архитекторов. Ее целью было создание единого проекта в атмосфере братской любви и взаимовыручки. Возглавили группу Уоллас Харрисон вместе со своим ближайшим соратником Максом Абрамовитцом.

В течение года «группа одиннадцати» придумала около 50 эскизных проектов. Однако настоящее соревнование развернулось между двумя архитекторами, чьи фигуры выделяются среди остальных (за исключением разве что того же Харрисона) как будущий комплекс ООН выделялся среди нью-йоркских трущоб первой половины XX века. Речь идет о патриархе современной архитектуры, уже 60-летнем Ле Корбюзье, и пока еще относительно молодом, но быстро завоевывавшем известность 40-летнем бразильце Оскаре Нимейере.

Вариант Нимейера быстро стал фаворитом, что вызвало душевные страдания у Корбюзье, полагавшего себя более известным, заслуженным и  талантливым. Разборки двух выдающихся архитекторов XX века, благодаря изобретательному посредничеству руководителя группы Харрисона, закончились консенсусом. Его итогом стал совместный проект. В этом компромиссном предложении сохранялась идея Нимейера об общественной площади, но комплекс при этом сохранял структурное единство. Нимейер спроектировал здание Секретариата, а Корбюзье стал автором Генеральной Ассамблеи.

Центром композиции является 39-этажное 154-метровое здание Секретариата ООН, облицованное зеленым стеклом, контрастом которому выступают глухие светло-мраморные торцы корпуса. Здесь находятся офисы руководства Организации и многочисленного дипломатического корпуса. Перед Секретариатом, на берегу Ист-ривер расположился Конференц-центр, увенчанный темным куполом.

Именно здесь в узком кругу решаются судьбы мира. Тут заседает Совет безопасности ООН и другие ее подразделения. За Конференц-центром — облицованное известняком здание Генеральной Ассамблеи ООН (габариты 115х49 м) с главным залом для планетарных междусобойчиков на 1800 мест. В правой части комплекса был разбит парк, уставленный со временем разнообразными скульптурными группами. Сейчас тут возведен временный павильон на период реновации основного комплекса.

Еще одним неотъемлемым элементом комплекса является библиотека им. Дага Хаммершельда, достроенная к нему  только в 1961 году.

Образцов монументально-декоративного искусства в комплексе чрезвычайно много, благо 1950—60-е годы были временем расцвета этой темы. Например, лобби для делегатов в здании Генассамблеи оформлено двумя грандиозными панно «Война» и «Мир» бразильского художника Кандидо Портинари.

Еще одной характерной чертой оформления интерьеров зданий ООН стали т. н. «дары» правительств стран-членов организации. На практике это означало, что отдельные помещения в комплексе полностью проектировались архитекторами и дизайнерами той или иной страны, преимущественно почему-то североевропейской.

Например, второе по известности среди широких народных масс помещение ООН — зал заседаний Совета безопасности — проектировался норвежским архитектором Арнстейном Арнебергом. Главным украшением зала служит фреска норвежского же художника Пера Крога, изображающая восстающего из пепла феникса, что должно было символизировать послевоенную Европу.

Зал совета по опеке ООН (структура, занимавшаяся колониями и зависимыми территориями) — дар правительства Дании (архитектор Финн Юл). В его декоре очень много дерева, преимущественно ясеня. Даже декоративная скульптура в левом углу, изображающая женщину, выпускающую в свободный полет птичку (по выбору сюжетов западные художники того времени могли на равных соперничать с советскими), тоже деревянная (тик, скульптор Хенрик Штарке).

Автор комплекса Оскар Нимейеру, великий бразильский архитектор, умер в возрасте 104 лет в декабре 2012 года.

При следующей нашей встрече, мы расскажем о жизни Корнелиуса Вондербильта, который был одним из «виновников» начала процветания 42-стрит. А затем, отправимся в Прогулку под заманчивым названием ” Шопинг и Пятая авеню”

Эту Прогулку вы можете совершить в сопровождении нашего гида. Как говориться лучше один раз увидеть и почувствовать, чем 10 раз прочитать. Присылайте заявку, и мы организуем тур в удобное для вас время.
Возможно, вас заинтересуют другие туры – читайте-выбирайте.

Text and photos by Tatyana Borodina.

United Nations Headquarters’s photos from internet resource.

First Walk you can see at: http://elegantnewyork.com/new-york-walk-1/

Продолжение следует: Прогулки по Нью-Йорку 26. Aroun Fifth Avenue.
и Нью-Йорк в лицах – Вондербильд

Любая перепечатка текста или использование авторских фотографий возможны только с разрешения автора проекта.

Elegantnewyork.com (Elegant New York on-line magazine)  is fully protected by copyright and nothing that appears in it may be reprinted wholly or in part without permission. For inquiries on republishing, you can contact us: editorial@elegantnewyork.com