Виталий Орлов

Бел Кауфман (2011)

 

 

 

 

 

 

 

 

[quote style=”boxed”]В Нью-Йорке скончалась Бел Кауфман – писатель и педагог, автор знаменитой книги «Вверх по лестнице, идущей вниз», внучка Шолом-Алейхема. Ей было 103 года.[/quote]

 

[al2fb_like_button]

Впервые я увидел Бел Кауфман в зрительном зале тогда еще существовавшей библиотеки Donnell в Манхэттене. Камерный театр «Артистическая гостиная» играл здесь свой спектакль по рассказам Шолом-Алейхема, а в первом ряду сидела немолодая нарядно одетая женщина, с большими серегьгами в ушах и в серебристых туфельках на высоченной «шпильке» и внимательно смотрела на сцену. А после спектакля  Бел Кауфман (а это была она) пришла к актерам «за кулисы» – поблагодарить. Тогда ей было около 90.

Бел Кауфман с актерами Камерного театра

Я встречался с Бел еще несколько раз и запомнил ее именно такой. Такой же – жизнерадостной и энергичной – она была и тогда, когда в Нью-Йорке, в Бенсонхерстском еврейском центре JCH отмечали ее 100-летие…

Белла Михайловна Койфман, ставшая  всемирно известной писательницей Бел Кауфман, родилась 10 мая 1911 года в Берлине. Но путь ее в Америку лежал через Одессу – город ее юности, как и многих из тех, кому 100 лет пока еще не исполнилось, но которые, приехав некогда жить в Нью-Йорк, основали здесь «маленькую Одессу». И Бел, и те другие, одесситы и не очень, 26 мая 2011 года приехали в  JCH, чтобы поздравить с юбилеем свою знаменитую землячку.

Славу Бел Кауфман принесла ее книга «Вверх по лестнице, ведущей вниз». Когда в 1968 году она приехала в СССР по приглашению Союза советских писателей, чтобы познакомиться с советскими школами, у нее сложилось впечатление, что ее роман читали все.

[quote style=”boxed”]«В Ленинграде, – вспоминала она, – один двенадцатилетний мальчик сказал мне: «Все как у нас».
«Многое изменилось в мире за последние двадцать лет, – сказала Бел тогда, – но мой вымысел предвосхитил мрачную действительность сегодняшнего дня».  Неплохо сказано для столетнего профессора Хантер Колледжа, которая и в те дни еще читала там лекции о юморе на идиш. Впору вспомнить пушкинское «над вымыслом слезами обольюсь».[/quote]

Но ореол славы сияет вокруг Бел много сильнее еще и потому, что она – внучка великого еврейского писателя Шолом-Алейхема, последняя из оставшихся на тот момент в мире людей, кто помнил писателя живым.

Еврейский «смех сквозь слезы», понятно, не прошел мимо этой парочки: Бел родилась 10 мая 1911 года, а 13 числа этого же месяца, но в 1916 году ее великий дед умер. Тем не менее радости по поводу дня рождения внучки он тем самым родным не испортил, потому что оставил завещание, в котором распорядился относительно своих родственников:

[quote style=”boxed”]«А если читать молитву у них не будет особого желания, либо время не позволит, либо это будет против их религиозных убеждений, то они могут ограничиться тем, что будут собираться вместе с моими дочерями, внуками и просто добрыми друзьями и будут читать это мое завещание, а также выберут какой-нибудь рассказ из моих самых веселых рассказов и прочитают вслух на любом понятном им языке».[/quote]

Бел Кауфман и Богдан Ступка

Сложившаяся традиция не была нарушена и в 2011 году, когда 100-летие Бел совпало с 95-летием со дня смерти Шолом-Алейхема.

Хантер Колледж  поздравил своего сотрудника с почтенным юбилеем, а вечером близкие отметили день рождения Бел в семейном кругу. Затем 22 мая  в манхэттенской синагоге Brotherhood при огромном стечении народа состоялись, как обычно, шолом-алейхемские чтения. Гостей принимал племяник Бел Кеннет Кауфман, а закрывала чтения сама Бел, которую зрители приветствовали стоя.

Финальные же поздравления она принимала 26 мая в бруклинском JCH от земляков. Переполненный зал с нежностью смотрел на Бел, когда она с мужем проследовала на сцену и села в кресло, чтобы выслушать слова приветствия. Торжества не случайно состоялись именно в этом зале. У действующего в Центре уже не один десяток лет Клуба любителей книги сложились взаимно добрые отношения с Бел, она не раз участвовала в заседаниях Клуба. И потому первыми ее поздравили «книголюбы»: руководитель клуба Евгения Лебедева и его старейшие члены Белла Байтальская и Лазарь Щедринский. Поздравили блистательно, остроумными стихотворными строками. Затем Бел Кауфман принимала поздравления Камерного театра «Артистическая гостиная» в лице актрисы Елены Строгановой. Камерный театр трижды обращался к творчеству дедушки Бел Кауфман, неизменно играл свои спектакли перед Бел и получал ее горячее одобрение.

А двумя годами ранее Бел Кауфман  была приглашена в театр «Миллениум», где ушедший уже теперь из жизни  великий украинский актер Богдан Ступка в роли Тевье-молочника  и актеры его киевского театр играли здесь пьесу Григория Горина «Поминальная молитва» (по произведениям Шолом-Алейхема). Момент был поистине исторический, когда после финальной сцены все актеры во главе с Б.Ступкой, лучшим исполнителем, по мнению Бел Кауфман, роли Тевье, спустились в зрительный зал и приветствовали внучку великого писателя…

Cвечи на именинном пироге

Растроганная юбилейными поздравлениями Бел Кауфман, загасив свечи на именинном пироге, подошла, все на тех же высоченных каблучках- шпильках, к микрофону и сказала:

[quote style=”boxed”]«Мой дед очень любил народ, вас, читаталей. Я была еще очень маленькой, когда он умер, но я его помню. И я рада, что мне уже сто лет, и все это время я могла рассказывать читателям, каким добрым был этот человек, как он любил русский язык – он же переписывался с Чеховым, Толстым и Горьким! Огромное вам спасибо за этот прекрасный вечер».[/quote]

 

В последний уикэнд июля 2014 года Бел умерла у себя дома, в Манхэттене…

Незадолго до ее кончины писатель Евгений Коган пригласил Бел на скайп-беседу. За спиной Кауфман были видны полки с книгами. У самой Бел большие очки, очень седые красиво убранные волосы, с левой стороны лица вьется локон, на пальцах – большие кольца.
«Я такая старая, – сказала она. –  Хотя нет, зачем я это говорю? Я не чувствую себя старой, я чувствую себя молодой! У меня до сих пор все свои зубы, и я хожу на своих ногах …».
В самом конце беседы Бел сказала, что желает всем дожить до ее возраста и понять, что это прекрасно – никуда не спешить и ничем не заниматься…

Бел больше нет, но она навсегда останется с нами на «лестнице жизни», ведущей вверх.

 

Фотографии Виталия Орлова.